см.

Праздник по имени Валуев.

Голубь из ада (Ангелы и демоны Майка Тайсона)

Место начала, место встречи – Минск!

Маркоса жалко, Пакьяо –опять  чемпион?

Будьте с Кличко грубее-техничнее.

Такое мы увидим не скоро 2003

Прощай, дымящийся Бриллиант! (Tribute in Memory of Joe Frazier)

Игорь АРЫШТАЕВ

Бриллиантом зала боксерской славы 20 столетия он был настоящим. Правда, из разряда тех, кого при первой встрече можно назвать бриллиантом неограненным.

Действительно, мешковатого вида, крепко-сбитой-медвежьей комплекции, ставка по большей части на термоядерной силы хук с левой. Сразу на ум приходили ассоциации прямые и непосредственные с чемпионом мира 1962-1964 года Сонни Листоном. Тогда многие в американском обществе заявляли о том, что негоже видеть на главном боксерском троне человека с уголовным прошлым, всем своим угрюмым  видом воплощавшим примитивно-первобытное начало на ринге. И вскоре боги услышали их просьбы. Рыцарь на белом коне, потрясающий техник с умопомрачительной работой ног Мохаммед Али сумел поставить на место зарвавшегося снежного человека Листона и на несколько лет утвердился на высшей позиции боксерского Олимпа.

А между тем, в том же 1964 году 20- летний американский парень из Филадельфии Джо Фрэзер, единственный из американской команды, со сломанным пальцем на левой руке, выиграл золотую медаль на Олимпийских играх в Токио. Последовавшая затем серия побед нокаутом после естественного перехода в профессионалы впечатляла – целых 11 штук. Скоро стало понятно, за счет чего этот филадельфийский файтер берет  победные бонусы. Великолепная пластичная работа корпусом, которая выверенно точно выводила на победную траекторию фирменный левый хук – обычный логичный венец всей трудовой страды Фрэзера на ринге. Но и его правая не была смиренным агнцем, внося свою толику важной работы в достижение победного результата.

Весь этот коктейль «а-ля Джо Фрэзер» пришлось в полной горькой мере (особенно в завершающем раунде, после  зевка левого хука) в марте 1971 года испить Великолепному Мохаммеду Али, который проиграл первый раз в карьере и проиграл действительно по боксерскому делу.  Вражда между борцом за гражданские права, противником войны во Вьетнаме, бунтарем во всех формах словесных проявлений Али и добропорядочно-упорядоченным, рассудительным американским гражданином от бокса Фрэзером вошла в новую, более расширенную фразу. Для Али к тому же Фрэзер воплощал копию мрачного-зловещего Сонни Листона который в новой ипостаси вновь встал на его светлом пути. Вне ринга эта вражда порой походила на ярмарочный балаган с двумя клоунами, где первую скрипку играл Али. Некоторые наиболее яркие моменты его шоу- программы: 1. Обвинения в холуизме перед сильными мира сего, приклеивание на Фрэзера позорного ярлыка Дяди Тома, пресмыкающегося перед белыми эксплуататорами. 2. Случай на одной из телевизионных программ, где Али перед крепко вставшим в стойку Фрэзером показывал  фирменную разножку и джэб, демонстрируя вызов на бой. 3. Короткий сюжет на телевидении – Али держит в руках резиновую куклу, олицетворяющую Фрэзера, бьет ее и желчно приговаривает «Ну что, горилла, это будет триллер в Манила». Но то, что случилось жарчайшим сентябрьским вечером 1975 года в столице Филиппин, переплюнуло все рамки  и триллера, и фильма ужасов. Во всей своей притягательности и отталкивающей жесткости-жестокости развернулась первобытно-инстинктивная борьба тел и рефлексов за элементарное слово - выживание. За полтора года до этого два бескомпромиссных маэстро- соперника сошлись во втором противостоянии. Али выглядел лучше, чем в марте 1971 года, но победный вердикт в его пользу (по очкам ) оказался достаточно спорным. Поэтому в  Маниле все было приведено к черте, где третьего, примиряющего варианта не могло существовать в природе. Сотни, если не тысячи ударов, обрушенных друг на друга в блитцкриговых комбинациях, космическое псилогическое напряжение и элементарно-закономерное истощение физическое. Уставившись стеклянными, потухшими  глазами в пустоту ринга, оба его гиганта ждали финальной трехминутки. Что-то тогда сломалось в прирожденном рубаке Фрэзере, что-то сказало «Не вставай и признай себя побежденным». Он так и сделал (признаем, и по совету тренера тоже), став после этого действительно легендой профессионального ринга.

Но и легенды когда-то должны уходить. В следующем, 1976 году Фрэзер во второй раз встретился с Джорджем Формэном. В отличии от Али, здесь не было явного технически-тактического антагонизма. Формэн тоже являлся адептом бескомпромиссного ударного действа  на ринге. Но на несчастье Фрэзера, Джордж элементарно давил-забивал его своими более массивными габаритами и кулачными рычагами. Шесть нокдаунов в течение первых двух раундов – такое в свое время удавалось только Джэку Дэмпси. Тогда, в январе 1973 года Фрэзер ушел с ринга Кингстона (столица Ямайки) раздавленным и униженным. Ведь это была его всего лишь пятая защита титула. Солнце светило для него как надо, весь мир распахнул свои двери, и вот, приехал, споткнулся. Сидя в прострации в раздевалке, Фрэзер сомнамбулически повторял: «Я просто попался на удар». Через три года он покажет себя во всей красе, которой, к сожалению, хватит только до пятого раунда. Получив несколько ударных гостинцев от соперника, Формэн сумеет – таки насадить на кулак  нокаута неугомонного Фрэзера. В 1981 году Джо попытается вернуться, но после одного проведенного боя эта идея умрет в зародыше.

Не сказать, что в дальнейшей жизни Фрэзера было все гладко. Занимался бизнесом, который не совсем пошел. Одно время собщалось о  семейных проблемах, в частности с женой. Но бокс остался в его жизни навсегда. В родной Филадельфии Фрэзер открыл неплохой зал, который стал одним из центров притяжения молодых талантов. А что касается детей, то достаточно сказать, что сын Марвис в 80-х боксировал с такими личностями как Ларри Холмс и молодой Майк Тайсон. Завершились сии поединки для Фрэзера-младшего весьма плачевно, но сам факт выступлений под ковер не спрячешь. Весьма удивила в 2001 год боксерский мир дочь Фрэзера Джэки, которая сразилась в ринге с... дочерью Мохаммеда Али Лэйлой. Как говорится, будем верны заветам отцов.  Воистину, фрэзеровские гены явно не знают склонности к покою.

В последние годы у Фрэзера стали возникать серьезные проблемы со здоровьем, но он старался держаться бодрячком. Еще в  сентябре нынешнего года ветеран ринга посетил Лас-Вегас, где раздавал автографы всем желающим, но рак печени уже делал свое разрушительное дело. Об остальном недавно сообщили все информагентства мира.

Фрэзера в годы его спортивной карьеры называли «дымящимся Джо». «Я всегда старался наносить такое количество ударов, чтобы начинало казаться – мои перчатки дымятся» -- так образно-метафорически мастер объяснил происхождение своего боевого прозвища. Нельзя не заметить, что подобная манера вкупе с эргономичной защитой корпусом стала успешной визитной карточкой многих приземистых американских профессионалов, достаточно низких для супертяжелой категории. Тут и Майк Тайсон, и Джэймс Тоуни (он, между прочим, сыграл самого Фрэзера в великолепном фильме «Али» 2001 года), и многие другие. Заслуги  Фрэзера как спортсмена, внесшего немало нового в это боксерское направление, очевидны и неоспоримы. А я бы назвал Джо Фрэзера дымящимся бриллиантом.  Например, Мохаммед Али – это драгоценный камень, блеск которого заметен сразу, без очков, микроскопов и увеличительных линз. Величие же бриллианта Фрэзера часто скрыто за плотной дымовой завесой предубеждений, ложных суждений от первых впечатлений, неспособности и нежелании спортсмена- природного пахаря заявлять всем встречным и поперечным на Земле, Марсе и  во Вселенной о своем божественном предназначении и обязательно  сакрально-великой  миссии, элементарной приземленности в выполнении рутинно-черновой работы.  Джо Фрэзер просто выходил на ринг, где, как  он сам выражался, «боксировал сердцем». Он бил, его били. Обычная драма противостояния в квадрате ринга, вечный спектакль боли, надежды, отчаяния, экстаза, триумфа, падения вниз и взлета в небеса. В 20 веке супертяжеловес Джо Фрэзер был здесь одним из лучших. Поэтому, прощай, дымящийся бриллиант и живи в нашей памяти вечно! Ты это заслужил.